Какой срок давности при предъявлении требований по неиспользованным отпускам? - Komsindrom.ru

Какой срок давности при предъявлении требований по неиспользованным отпускам?

Содержание

Как «поджигают» отпуска

После того, как в 2010 году Россия ратифицировала Конвенцию Международной Организации Труда № 132 об оплачиваемых отпусках (Федеральный закон от 1 июля 2010 г. № 139-ФЗ), возникла необходимость заново ответить на вопрос о том, в какой момент работник лишается возможности реализовать свое право на неиспользованный отпуск.

Поводом для дискуссий стала норма ст. 9 Конвенции, согласно которой непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска (как минимум две недели) предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска – не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск. Многими это положение Конвенции было истолковано так, что через 18 месяцев дни отпуска, оставшиеся от рабочего года, «сгорают». Затем последовали многочисленные консультации и интервью, в которых не только независимые эксперты, но и чиновники высказали мысль о том, что оснований для такого вывода не имеется.

Так, на сайте созданного Рострудом электронного сервиса «Онлайнинспекция.РФ» в разделе «Популярные вопросы» размещен ответ следующего содержания: «Даже если по каким-то причинам отпуск не был предоставлен работнику в течение нескольких лет, никакого «сгорания» отпусков не происходит. Работодатель должен предоставить работнику все неиспользованные отпуска». Заместитель руководителя Роструда Иван Шкловец в ходе Всероссийского онлайн-семинара, проведенного компанией «Гарант» в августе 2015 года, также с уверенностью заявил, что неиспользованные отпуска не «сгорают». Он добавил также, что при их возникновении работодателей привлекают к ответственности и обязывают предоставить работнику все накопленные дни отдыха.

Согласно ч. 1 ст. 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. И тем не менее работникам, у которых остались неиспользованными отпуска за рабочие годы, закончившиеся более полутора лет назад, сегодня нельзя быть уверенными в том, что они смогут добиться денежной компенсации за такие отпуска при увольнении.

Как оказалось, в некоторых субъектах РФ суды общей юрисдикции, руководствуясь именно ст. 9 Конвенции, поддерживают работодателей, не выплативших работнику при увольнении компенсацию за все накопленные отпуска. Работодателю достаточно заявить в суде о пропуске работником срока исковой давности.

Суды подчеркивают, что согласно ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. В силу норм Конвенции работник должен использовать ежегодный оплачиваемый отпуск в течение 18 месяцев после окончания того года, за который он положен. Таким образом, с требованием о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск можно обратиться в суд только в течение трех месяцев со дня окончания указанного 18-месячного периода (см., например, определение Московского городского суда от 14 августа 2015 г. № 33-28958/15, определение Московского городского суда от 13 июля 2015 г. № 4г-6930/15, определение Ульяновского областного суда от 14 июля 2015 г. № 33-2923/2015).

Основанной на тех же нормах, но более распространенной является следующая формулировка вывода об исковом сроке: по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска такой срок в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции исчисляется равным 21 месяцу после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 месяцев + 3 месяца). Такая позиция содержится, например, в определении Московского городского суда от 2 июня 2015 г. № 33-14982/15, определении Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 28 апреля 2015 г. № 33-1904/2015, определении ВС Республики Карелия от 27 марта 2015 г. № 33-1227/2015, определении ВС Республики Башкортостан от 3 марта 2015 г. № 33-3295/2015.

Можно встретить и такой вариант, согласно которому срок по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска составляет 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск (определение Московского городского суда от 26 мая 2015 г. № 33-11576/15, определение ВС Республики Башкортостан от 7 апреля 2015 г. № 33-5543/2015).

Во всех указанных случаях суды никак не соотносят начало течения срока исковой давности с днем увольнения. Истцы ссылались на ст. 127, ст. 140 ТК РФ, в соответствии с которой выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника, однако в приведенных примерах эти попытки аргументировать свою позицию не увенчались успехом. По мнению судей, такой подход основан на неверном толковании норм материального права: положения Конвенции о сроке исковой давности по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска имеют приоритет над российским законом.

Данная тенденция в судебной практике привлекла внимание научного сообщества. Данный вопрос обсуждался на Международной научно-практической конференции «Системность в трудовом праве и праве социального обеспечения (Первые Гусовские чтения)», которая проходила 4-5 июня 2015 года в Университете имени О. Е. Кутафина (МГЮА). На конференции было принято обращение к органам государственной власти, в котором ученые говорят о недопустимости подобного толкования Конвенции и ее применения для ухудшения положения работников и нарушения их конституционного права на отдых, а также просят оказать содействие в донесении их позиции до высшей судебной инстанции.

Надо сказать, что еще недавно, причем уже после вступления Конвенции в силу для России, те же самые суды, которые сейчас отказывают работникам, взыскивали в их пользу компенсацию за все неиспользованные отпуска, независимо от того, за какой период они положены, и ссылались при этом на ст. 127 ТК РФ (определение Ульяновского областного суда от 28 мая 2013 г. № 33-1783/2013, определение Московского городского суда от 22 ноября 2012 г. № 11-8853/12).

Почему суды стали менять свою позицию и, главное, почему одно единственное общее положение Конвенции воспринимается ими как альтернатива целому ряду специальных правил трудового законодательства, непонятно. Основанным на неверном толковании норм права следует считать как раз подход, при котором срок исковой давности по требованию о компенсации за неиспользованный отпуск выводится из положений Конвенции и никак не коррелирует с днем увольнения.

Прежде всего, следует определиться со статусом Конвенции в целом. С точки зрения права Конвенция является международным договором РФ. Напомним, если международным договором РФ установлены другие правила, чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, применяются правила международного договора (ст. 10 ТК РФ). В то же время положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в России непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты (п. 3 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»). Как разъяснил ВС РФ, к признакам, свидетельствующим о невозможности непосредственного применения положений международного договора РФ, относятся, в частности, содержащиеся в договоре указания на обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее законодательство этих государств. При рассмотрении судом гражданских дел непосредственно применяется такой международный договор РФ, который вступил в силу и стал обязательным для РФ и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для их применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 № 5). Позже ВС РФ отдельно подчеркивал необходимость учитывать эти разъяснения при разрешении судами трудовых споров (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2).

А теперь обратимся к тексту ст. 1 Конвенции: «Положения настоящей Конвенции применяются через национальное законодательство и нормативно-правовые акты, в той мере, в какой они не применены иначе посредством коллективных договоров, арбитражных и судебных решений, государственных механизмов установления заработной платы или любых других схожих инструментов в соответствии с практикой данной страны и с учетом существующих в ней условий». Иными словами, Конвенция требует издания внутригосударственного акта для ее применения, если национальные правила не предусматривают иного способа придания ей силы. Поскольку российская правовая система в принципе не допускает непосредственного применения международных договоров с подобного рода оговоркой, российские суды при разрешении трудовых споров не могут руководствоваться положениями Конвенции и должны опираться на ТК РФ.

Однако даже если допустить, что Конвенция может применяться непосредственно, для этого она должна устанавливать другие правила, чем предусмотрены трудовым законодательством по тому же вопросу. Совершенно очевидно, что ст. 9 Конвенции лишь устанавливает границы периода, в течение которого отпуск должен быть использован, и по предмету своего регулирования пересекается только с ч. 3-4 ст. 124 ТК РФ. О том, что происходит с правом на отпуск по окончании этого периода, и тем более о том, что работодатель в течение этого периода должен по требованию работника выплатить компенсацию за отпуск, ст. 9 Конвенции ничего не говорит.

С точки зрения как ТК РФ, так и Конвенции фактическое использование отпуска и получение денежной компенсации за него – это разные способы реализации права на отпуск. По поводу замены отпуска денежной компенсацией Конвенция содержит отдельные правила. Так, ст. 12 Конвенции запрещает сторонам договариваться о неиспользовании минимального ежегодного оплачиваемого отпуска с заменой его компенсацией. А в ст. 11 Конвенции сказано, что работнику после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который ему не было предоставлено отпуска, или же выплачивается денежная компенсация, или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем. При этом никаких ограничений по продолжительности периода, пропорционально которому определяется количество положенных работнику дней отпуска, не установлено.

Получается, что Конвенция других правил по вопросу о денежной компенсации и не предусматривает. Она, как и ТК РФ, в принципе не допускает замену основного отпуска денежной компенсацией в период действия трудового договора, а обязывает работодателя компенсировать все неиспользованные дни отпуска деньгами только при увольнении. Значит, право работника на получение денежной компенсации за отпуск не может оказаться нарушенным, а срок, отведенный для судебной защиты этого права, не может начаться раньше дня увольнения.

Если исходить из обратного и предположить, что иск о взыскании компенсации за отпуск, поданный в период работы, подлежит удовлетворению, это будет означать, что суд может заставить работодателя сделать то, что по ТК РФ и Конвенции не является его обязанностью, а частично невозможно даже по обоюдному соглашению сторон. Отказ в иске, поданном в последний день трехмесячного срока, ввиду того, что продолжающий трудиться работник не наделен правом требовать замены отпуска денежной компенсацией, лишает работника возможности получить такую компенсацию вообще, так как сразу после увольнения обращаться с таким иском будет уже поздно. Оба исхода дела, мягко говоря, не очень соответствуют принципам российского правосудия.

Подход, согласно которому работник до момента увольнения сохраняет право на все отпуска, не предоставленные ему своевременно, также распространен в судебной практике. Придерживающиеся его суды отмечают, что существование нормативно закрепленного срока для фактического предоставления отпуска не означает, что с момента его нарушения работодателем должен исчисляться трехмесячный срок для обращения в суд с иском о взыскании денежной компенсации за этот отпуск. Суды подчеркивают, что с учетом ст. 127, ст. 140 и ст. 392 ТК РФ срок исковой давности по требованиям о компенсации за все неиспользованные дни отпуска составляет три месяца со дня увольнения (определение Хабаровского краевого суда от 1 июля 2015 г. № 33-4129/2015, определение Свердловского областного суда от 22 мая 2015 г. № 33-7641/2015, определение Челябинского областного суда от 6 апреля 2015 № 11-3310/2015, постановление Приморского краевого суда от 2 марта 2015 г. № 4Г-18/2015, определение Оренбургского областного суда от 21 января 2015 г. № 33-433/2015).

Отношение к пропуску срока, отведенного для предоставления отпуска, на наш взгляд, должно быть таким же, как и к нарушению срока выплаты заработной платы. ВС РФ разъяснил, что нарушение в виде невыплаты начисленной заработной платы носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора. Поэтому, пока трудовые отношения не прекращены, срок на обращение в суд по указанным суммам не может быть пропущен (п. 56 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2). Руководствуясь той же самой логикой, срок исковой давности по всем дням отпуска, однажды включенным в график отпусков, но так и не предоставленным, не может оказаться пропущенным в течение всего периода работы.

Читайте также:  Как оформить введение автоматизированной системы учета рабочего времени?

И наконец, последний аргумент. Согласно ст. 19 Устава Международной Организации Труда ратификация какой-либо конвенции любым членом Организации ни в коем случае не должна рассматриваться как затрагивающая какой-либо закон, который обеспечивает более благоприятные условия для заинтересованных трудящихся, чем те, которые предусматриваются конвенцией. Поэтому те, кто склонен видеть в Конвенции более жесткие, чем в ТК РФ, рамки срока исковой давности по требованию о компенсации за неиспользованные отпуска, должны заключить, что она явно ухудшает положение работников, и в связи с этим отказаться от ее применения в пользу российского закона.

Некоторые суды в настоящее время не признают срок исковой давности по требованию о взыскании компенсации за отпуск пропущенным раньше, чем наступает увольнение, используя при этом практически всю палитру изложенных выше доводов (определение Рязанского областного суда от 15 июля 2015 г. № 33-1558/2015, определение Самарского областного суда от 2 июля 2015 г. № 33-6641/2015, определение Смоленского областного суда от 9 июня 2015 г. № 33-2163/2015).

Очевидно, что теперь слово за ВС РФ, который уполномочен давать судам разъяснения в целях обеспечения единообразного применения законодательства.

Анна Кикинская, эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Применение срока исковой давности при разрешении спора о предоставлении отпуска Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Карпушкин Алексей Валентинович

Рассматриваются проблемы правового регулирования вопросов, связанных со сроками обращения в суд за разрешением споров о предоставлении отпусков . Обосновывается недопустимость применения общей нормы ст. 392 Трудового кодекса РФ о сроке исковой давности применительно к трудовым спорам , когда имеет место длящееся нарушение трудовых прав.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Карпушкин Алексей Валентинович

Текст научной работы на тему «Применение срока исковой давности при разрешении спора о предоставлении отпуска»

ПРИМЕНЕНИЕ СРОКА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ СПОРА О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ОТПУСКА

Аннотация. Рассматриваются проблемы правового регулирования вопросов, связанных со сроками обращения в суд за разрешением споров о предоставлении отпусков. Обосновывается недопустимость применения общей нормы ст. 392 Трудового кодекса РФ о сроке исковой давности применительно к трудовым спорам, когда имеет место длящееся нарушение трудовых прав.

Ключевые слова: срок исковой давности, обращение в суд, трудовые споры, отпуск.

Abstract. In the proposed article we consider the problem of legal regulation of issues related to the periods of appeal to the courts for resolving disputes about leave. The author proves inadmissibility of using a general rule of art. 392 Labor Code about the limitation period with respect to labor disputes when there is a continuing violation of labor rights

Keywords: limitation period, appeal to the Court, labor disputes, leave.

В соответствии со ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Исходя из указанной нормы под правом лица, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица [1].

При этом исковая давность для отдельных видов требований может иметь специальные сроки, установленные законом. Так, по общему правилу ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении -в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки [2].

Сама по себе норма об установлении укороченных сроков исковой давности не нарушает конституционного права работников на судебную защиту трудовых прав. Согласно ч. 1 ст. 46 и ч. 4 ст 37 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения. Часть 1 ст. 392 ТК РФ, по сути, регулирует условия, порядок и сроки реализации данного конституционного права применительно к индивидуальным трудовым спорам. Предусмотренный ею трехмесячный срок является более коротким по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством Российской Федерации. Согласимся с правовой позицией Конституционного Суда РФ в том, что такой срок, выступая в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, не может быть признан неразумным и несоразмерным, поскольку направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника и является достаточным для обращения в суд [3].

Вместе с тем применение срока исковой давности абсолютно ко всем трудовым спорам является недопустимым, т.к. не оспаривая нормы ст. 392 ТК РФ, следует устанавливать допустимость применения положений ТК РФ о сроке исковой давности при рассмотрении определенных категорий трудовых споров, в частности споров о непредоставлении отпусков. Судебной практике известны случаи неверного толкования закона, и как следствие — отказ в удовлетворении требования о предоставлении отпусков на основании заявления ответчика о применении срока исковой давности. Так, 21 января 2009 г. Железнодорожным районным судом г. Пензы было вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований работников МУП «І IIIII» о предоставлении им ежегодных дополнительных оплачиваемых отпусков, которые ответчиком не предоставлялись на протяжении нескольких лет. Кассационная инстанция 17 февраля 2009 г. оставила решение Железнодорожного районного суда г. ^нзы без изменения, подтвердив, что о нарушенном праве работникам было известно давно, следовательно, своевременность обращения в суд зависела от волеизъявления работников, а доказательств уважительности причин пропуска срока в суд представлено не было.

Обозначенная правовая позиция (при новом рассмотрении 8 июля 2009 г. Железнодорожным районным судом г. ^нзы пересмотренная в сторону неприменения сроков исковой давности) свидетельствует об ошибочном первоначальном рассмотрении судами обеих инстанций вопроса о восстановлении пропущенного срока, в то время как при разрешении спора о предоставлении отпуска применение ст. 392 ТК РФ вообще недопустимо. К такому выводу мы приходим исходя из следующего.

Устанавливая временные границы для защиты через суд прав, исковая давность охраняет как интересы управомоченного, так и его контрагента, правовая сфера которого не должна находиться бесконечно в состоянии неопределенности, под угрозой судебного решения против него. Тем самым исковая давность способствует устойчивости гражданского оборота [4].

Вместе с тем законодательством предусмотрен ряд требований, на которые исковая давность не распространяется. В ст. 208 ГК РФ содержится основной круг требований, который, однако, не является исчерпывающим. Исследование причин исключения некоторых требований из исковой давности дает основания заключать, что в силу специфики отношений, из которых они вытекают, предметом защиты являются права, либо возникающие не единовременно, а последовательно, либо право, не ограниченное во времени. Такого мнения придерживается большинство ученых (О. Н. Садиков, Т. Е. Абова, М. И. Брагинский и др.). Так, профессор М. И. Брагинский считает, что включение требования о защите нематериальных благ связано с тем, что они по общему правилу не ограничены во времени и их нарушение продолжается непрерывно. Основная причина нераспространения исковой давности на требования к банку, состоит в их бессрочном характере. В случае негаторных исков, как и в большинстве других, предусмотренных в ст. 208 ГК РФ, также имеет место длящееся непрерывно нарушение, что и служит основанием для нераспространения на возникшее из него требование исковой давности [5].

Считаем, что длящееся нарушение является достаточным основанием для распространения требований о неприменении сроков исковой давности и на трудовые правоотношения. Об этом свидетельствует и судебная практика. Согласно правовой позиции !резидиума Ярославского областного суда пре-

доставление или непредоставление неиспользованного работниками отпуска не может ставиться в зависимость от срока обращения работника за неиспользованным отпуском. Допущенное работодателем нарушение трудового законодательства, выразившееся в непредоставлении истцам в течение нескольких лет дополнительного отпуска, является длящимся, поэтому защита нарушенного права должна осуществляться путем предоставления истцам неиспользованного ими по уважительной причине отпуска [6].

Удобная позиция имеет и доктринальное отражение, существовавшее также и при ранее действовавшем КЗоТе, учет которой представляется целесообразным ввиду правовой преемственности ТК РФ в части гарантирования прав работника на отпуск. Так, по утверждению К. Н. Гусова, сроки исковой давности на требования о предоставлении отпуска в натуре в период работы не распространяются [7].

Исходя из этих выводов и судебной практики, а также из правовой позиции Верховного Суда РФ [8] невключение в ТК РФ отдельных видов права требования не охватываемых исковой давностью, не может являться основанием для применения сроков исковой давности в отдельных случаях трудового спора.

Разъяснения пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 (в ред. постановления пленума Верховного суда РФ 28.12.2006 г. № 63), заключенные в п. 56 и вносящие исключения в применение ст. 392 ТК РФ, указывают на необходимость ограничительного толкования норм ст. 392 ТК РФ, учитывающего специфику некоторых трудовых споров.

Как следует из п. 56 названного постановления пленума Верховного суда РФ, при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которыми не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

Из правового смысла приведенного пункта постановления Иленума Верховного суда РФ видно, что Верховным судом указывается на то, как поступать судам в конкретном случае (когда заработная плата начислена, но не выплачена), и на то, исходя из чего так необходимо поступать, т.е. помимо казуального толкования п. 56 постановления содержит и нормативное толкование. Это явствует из названных Верховным судом обязательных условий, при которых нарушенное право работника подлежит восстановлению независимо от сроков обращения в суд. Таковыми являются: 1) нарушение носит длящийся характер; 2) трудовые отношения с истцом не прекращены.

Указанные Верховным судом обстоятельства носят общий характер, направлены на неограниченный круг всех заинтересованных лиц и на единообразное понимание для адресатов, что дает основание квалифицировать норму о том, что срок для обращения в суд не пропущен, как интерпретационную, явившуюся результатом именно нормативного толкования, так как обстоятельства, лежащие в основании этой нормы, имеют самостоятельное значение и не привязаны к казуальной части (о заработной плате) п. 56, в то

время как положение о невыплаченной заработной плате вытекает из общей нормы и соотносится с ней как часть и целое.

Исходя из принципов разумной стабильности и предсказуемости правового регулирования, направленных на поддержание доверия граждан к закону, реализация права становится возможной на основе единообразного применения права к схожим отношениям, имеющим общие основания и условия протекания.

Если трудовые отношения с истцом продолжаются и нарушения трудовых прав носят не разовый, а длящийся характер, т.е. условия протекания трудового спора, являющиеся основанием для неприменения срока исковой давности, содержащиеся в п. 56 постановления Пленума Верховного Суда РФ, полностью совпадают с условиями протекания рассматриваемого трудового спора, то в отношении последнего срок исковой давности применяться не может.

Иное вступило бы в противоречие с правовым смыслом п. 56 постановления Пленума Верховного суда РФ № 63 и исказило бы принципы трудового законодательства, обязывающие работодателя соблюдать трудовые права работника в течение всего периода действия трудового договора, детерминированные п. 5 ст. 37 Конституции РФ, гарантирующим каждому работающему по трудовому договору установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемые ежегодные отпуска.

При этом отсутствие в нормативных правовых актах, содержащих нормы трудового права, в том числе и в постановлении Пленума Верховного суда РФ, норм, определяющих срок обращения в суд при определенных обстоятельствах, о предоставлении отпусков и других трудовых правах не является основанием для автоматического отнесения их под юрисдикцию ст. 392 ТК РФ. Это вытекает из необходимости следовать предписаниям ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, согласно которой в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права). Аналогичный порядок применения и норм процессуального права (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

Необходимость применения аналогии, на наш взгляд, обусловлена явной невозможностью применения в данном случае общих норм ст. 392 ТК РФ при отсутствии нормы, регулирующей срок обращения за устранением длящегося трудового нарушения, но наличии норм в постановлении Верховного суда РФ, предписывающих, как поступать суду в схожей ситуации.

Читайте также:  Как должна называться должность работника, который выполняет сварочные работы?

Таким образом, наличие обстоятельств, исключающих применение срока исковой давности, имеющих универсальный характер и самостоятельное значение, а значит, относимых и к спорам о предоставлении отпуска, делает применение срока исковой давности при разрешении спора о предоставлении отпуска недопустимым.

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2002. — № 1.

2. Трудовой кодекс РФ // СЗ РФ. — 2002. — 7 января. — № 1 (часть I). — Ст. 3.

3. Определение Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2008 г. № 73-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сочугова Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации» // «Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии». — 2008. — № 9. — (Специальный выпуск).

4. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ : в 3 т. Т. 1. — 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. — М. : Юрайт-Издат, 2006.

5. Брагинский, М. И. Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей / М. И. Брагинский // Правовая система Гарант. Платформа Б 1Эксперт. Версия от 20.09.2008 г.

6. Постановление Президиума Ярославского областного суда от 11 сентября 2002 г. № 44-г-255.

7. Комментарий к Кодексу законов о труде Российской Федерации. — Изд. 6-е, пере-раб. и доп. / под ред. К. Н. Гусова. — М. : ПБОЮЛ Гриженко Е. М., 2000. — 576 с.

8. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2007. — март. — № 3.

Карпушкин Алексей Валентинович

кандидат юридических наук, кафедра гражданско-правовых дисциплин, Пензенский государственный университет

Karpushkin Aleksey Valentinovich Candidate of juridical sciences, sub-department of civil disciplines, Penza State University

УДК 349.3 Карпушкин, А. В.

Применение срока исковой давности при разрешении спора о предоставлении отпуска / А. В. Карпушкин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. — 2009. — № 4 (12). -С.32-36.

Ответы на основные вопросы о несгораемых отпусках

Автор: Евгения Дмитриева, старший юрист юридического департамента «Бейкер Тилли»

В конце октября 2018 года Конституционным Судом РФ было вынесено Постановление N38-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В.Данилова, К.В. Кондакова и других», в котором решается вопрос о необходимости выплаты компенсации за все дни неиспользованного отпуска.

Юристы Бейкер Тилли Россия подготовили обзор в виде ответов на основные вопросы, которые могут возникнуть как у работников, так и у работодателей при решении спора о выплате компенсации за неиспользованные в период работы дни отпуска.

Следует ли из решения Конституционного суда, что при увольнении любой работник может рассчитывать на компенсацию неиспользованного отпуска за все отработанное время без каких-либо ограничений?

Из решения Конституционного суда следует, что любой работник, увольняющийся из компании, может рассчитывать на компенсацию за все отработанное время. Значит, даже если прошло, например, 10 лет с того года, за который не был использован отпуск, за него все равно придется платить в случае увольнения сотрудника.

Тем не менее, в абзаце 7 пункта 5.2 постановления Конституционный суд указывает, что выплата компенсации не может рассматриваться в качестве замены отпуска и правомерный способ накопления.

Поэтому с целью минимизации злоупотреблений как со стороны сотрудника, так и со стороны работодателя согласно абзацу 8 пункта 5.2 постановления Конституционного суда при рассмотрении спора о выплате работнику денежной компенсации за неиспользованные отпуска суды должны оценить «всю совокупность обстоятельств конкретного дела, включая причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.».

В постановлении Конституционного суда РФ не отражены правовые последствия, которые могут возникнуть в случае выявления судом злоупотреблений одной из сторон трудовых отношений.

Должны ли компании выплачивать работнику компенсацию за неиспользованные отгулы в случае его увольнения?

Да, компании должны рассчитываться с работником за отгулы при увольнении работника.

Согласно части 4 статьи 153 ТК РФ дополнительный день отдыха (отгул) предоставляется по желанию работника, а работа в выходной или нерабочий праздничный день оплачивается в одинарном размере, а день отдыха оплате не подлежит.

В силу части 1 статьи 153 ТК РФ по общему правилу работа в выходной или праздничный день подлежит оплате не менее чем в двойном размере.

В случае, когда работник выбрал дополнительный день отдыха (отгул), но не воспользовался им, при увольнении за таким работником сохраняется право на получение отгула до даты увольнения или денежной компенсации за неиспользованные дни отдыха.

Устанавливаются ли какие-либо ограничения по сроку давности при рассмотрении дел о выплате компенсации за неиспользованные отпуска? Могут ли работники, покинувшие компанию несколько лет назад, обратиться с требованием о выплате компенсации за неиспользованный отпуск за все предыдущие периоды?

Согласно части 2 статьи 392 ТК РФ работник в течение года с даты прекращения трудового договора имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора о выплате работнику компенсации за неиспользованные отпуска, обязательность выплаты которой установлена частью 1 статьи 127 ТК РФ.

При этом, как указывает в своем постановлении Конституционный суд Российской Федерации (абзац 6 пункта 5.2), длительность времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, не имеет значения.

Таким образом, работники, покинувшие компанию несколько лет назад, были вправе требовать выплатить им компенсацию за неиспользованный отпуск только в течение года с даты увольнения. Однако работники, покинувшие компанию в 2018 году, могут в течение года со дня увольнения обраться в суд с требованием о взыскании компенсации за любой период, в течение которого не был использован ежегодный оплачиваемый отпуск.

Может ли работник, руководствуясь постановлением Конституционного суда РФ, обратиться к работодателю с требованием предоставить ему дополнительный отпуск за счет неиспользованного ранее отпуска?

Постановление Конституционного суда Российской Федерации направлено на решение вопроса о возможности получения работником компенсации за все неиспользованные отпуска независимо от их продолжительности и периода, за который они не использованы, а также на уточнение срока, в течение которого работник может обратиться в суд для взыскания денежной компенсации.

Само по себе постановление Конституционного суда Российской Федерации не является основанием для предъявления работником требования о предоставлении дополнительного отпуска. При решении вопроса о предоставлении отпуска работник и работодатель должны руководствоваться положениями Трудового кодекса РФ. Постановление Конституционного суда в данном случае может быть использовано при толковании отдельных положений Трудового кодекса РФ с целью формирования единого понимания содержания норм Трудового кодекса РФ.

Ежегодный оплачиваемый отпуск может быть продлен или перенесен работодателем с учетом пожеланий работника согласно статье 124 ТК РФ.

Неиспользованная часть отпуска может быть присоединена к отпуску за текущий год или использована в иное время по согласованию с работодателем.

В случае присоединения неиспользованной части отпуска к отпуску за текущий год необходимо отразить эту информацию в графике отпусков. Использование части отпуска за предыдущие годы в иное время дополнительно согласовывается с работодателем.

На кого распространяется постановление Конституционного Суда Российской Федерации (государственные учреждения, организации различных форм собственности, индивидуальные предприниматели и т.д.)?

Согласно статье 6 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения Конституционного Суда обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. В силу абзаца 2 статьи 79 вышеуказанного закона решения Конституционного Суда действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами.

Могут ли рассчитывать на компенсацию неиспользованного отпуска работники, которые вышли на пенсию?

Поскольку Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит такого специального основания прекращения трудового договора как выход работника на пенсию, выход на пенсию оформляется путем увольнения сотрудника по собственному желанию (п.3 ч.1 ст. 77, ст. 80 ТК РФ).

Такому работнику в соответствии с требованиями статьи 127 ТК РФ должна быть выплачена компенсация за неиспользованную часть отпуска в последний день работы.

В случае если указанная компенсация не была выплачена работнику, он в силу части 2 статьи 392 ТК РФ вправе обратиться в течение одного года с даты увольнения в связи с выходом на пенсию в суд с требованием о взыскании денежной компенсации за неиспользованный за период работы отпуск.

С помощью каких документов работники могут доказать, что у них есть неиспользованный отпуск?

Согласно части 1 и части 3 статьи 123 ТК РФ ежегодный оплачиваемый отпуск предоставляется работнику в соответствии с утвержденным графиком отпусков, причем о времени отпуска работник должен быть извещен под роспись не позднее, чем за две недели до его начала. Изучив приказы компании о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, можно определить, какая часть отпуска и за какой период не была использована.

Если отпуск был перенесен в соответствии со статьей 124 ТК РФ, то приказ о предоставлении отпуска оформляется на основании письменного заявления работника. В данном случае подтверждением продолжительности отпуска будут заявление работника и приказ работодателя.

Каким образом работодатель может изменить кадровую политику компании с учетом постановления Конституционного Суда РФ?

Частью 4 статьи 124 ТК РФ устанавливается прямой запрет на непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд. Следовательно, кадровая политика компании должна основываться, прежде всего, на соблюдении указанного положения Трудового кодекса РФ.

Постановление Конституционного суда, вынесенное с целью защиты интересов работников, не реализовавших свое право на отдых, может в некоторой степени повлиять на кадровую политику компаний, поскольку с учетом позиции Конституционного суда компания должна будет выплатить работнику компенсацию за все неиспользованные отпуска независимо от того периода, в котором они должны были быть предоставлены.

— Может ли работодатель заранее начать выплачивать работникам компенсацию, если у работника накопилось много неиспользованных дней отпуска?

Выплата компенсации вместо предоставления отпуска по общему правилу в силу статьи 127 ТК РФ допускается только в случае увольнения работника, поэтому работодатель не может заранее начать выплачивать работникам компенсацию.

Замена ежегодного оплачиваемого отпуска денежной компенсацией допускается Трудовым кодексом РФ только в части, превышающей 28 календарных дней. Также следует отметить, что такая замена допускается только по письменному заявлению работника.

Следовательно, накопление большого количества неиспользованных дней в отпуске не является основанием для выплаты компенсации работающему сотруднику.

Выплата работающему сотруднику денежной компенсации, по сути, заменит отпуск и лишит работника конституционного права на отдых, что, как указывает Конституционный суд РФ в абзаце 7 пункта 5.2 постановления, недопустимо.

— Могут ли компании сократить число неиспользованных работником дней, предоставив ему дополнительные отпуск?

Компания может предоставить по заявлению работника отпуск за счет неиспользованной части отпуска за предыдущие годы.

Согласно части 3 статьи 124 ТК РФ отпуск, перенесенный на следующий рабочий год, должен быть использован не позднее 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставляется.

Часть 1 статьи 9 Конвенции N 132 Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)» уточняет это условие и предусматривает, что остаток ежегодного оплачиваемого отпуска (то есть отпуск за вычетом непрерывной части, равной двум рабочим неделям) должен быть использован не позже, чем в течение восемнадцати месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

В противном случае будет нарушено положение о запрещении непредоставления основного отпуска в течение двух лет подряд.

Таким образом, компания не только может, но и должна предоставлять работнику отпуск за предыдущий период наряду с ежегодным основным оплачиваемым отпуском.

Компенсация за дополнительный отпуск уволенному срок исковой давности

Умножаем 21 месяц на 2,33 дня и получаем те самые 49 дней, о которых ведет речь Верховный суд РФ. И не важно, что по факту у работника осталось 50 дней отпуска или больше, – за них, согласно новому подходу Верховного суда РФ, компенсация уже не полагается.

Чем это грозит работнику? Тем, что если уйти вовремя в отпуск ему не разрешает работодатель, мотивируя это большим объемом работы, и работник не отдыхает год, два, три и более, то при увольнении он может получить компенсацию только за 49 дней отпуска. Остальные дни неиспользованного отпуска работнику при увольнении компенсированы не будут.

Для работодателя это тоже может обернуться негативными последствиями. Если он выплатит работнику компенсацию за более чем 49 дней, то в дальнейшем такую «переплату» может оспорить при проверке налоговый орган.

Читайте также:  Выплаты при сокращении: что полагается сотруднику по закону в 2019 году?

Компенсация за дополнительный отпуск уволенному срок исковой давности

392 ТК срок давности — 1 месяц.

Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

Какой срок давности при предъявлении требований по неиспользованным отпускам?

Имеет ли приоритет конвенция мот, если трудовой кодекс РФ устанавливает более выгодные для работников условия Ни Трудовой кодекс, ни сама Конвенция не предполагают сгорания отпусков Таким образом, можно констатировать, что большинство экспертов считают, что на порядок использования своевременно не отгуленных отпусков ратификация Конвенции № 132 никак не повлияет.

Определение Московского городского суда от 28.11.2011 N 33-38657).

Таким образом, если работник получил не всю сумму компенсации за отпуск при увольнении, ему необходимо обратиться в суд в пределах срока исковой давности, который по общему правилу составляет три месяца со дня увольнения (ст. 392 ТК РФ). Добрый день! Получила ответ на свой вопрос, огромное спасибо за разъяснения. Осталось два маленьких вопроса: Если у меня дебиторская задолженность в у.е., возникшая до 01.01.2015г., то в налоговом учете….

Трудовой договор с внешним совместителем Уточните, пожалуйста, какие особенности есть при заключении договора с внешним совместителем.

Об определении количества дней неиспользованного отпуска, за которые при увольнении работника выплачивается денежная компенсация

Для Российской Федерации данный документ вступил в силу с 06.09.2011г.

Вход на сайт

Если это произошло по неосторожности (например, зарплата за один и тот же период начислена в двойном размере или совершено неправильное арифметическое действие), т.е.

Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В.Данилова, К.В. Кондакова и других», в котором решается вопрос о необходимости выплаты компенсации за все дни неиспользованного отпуска.

Юристы Бейкер Тилли Россия подготовили обзор в виде ответов на основные вопросы, которые могут возникнуть как у работников, так и у работодателей при решении спора о выплате компенсации за неиспользованные в период работы дни отпуска.

Следует ли из решения Конституционного суда, что при увольнении любой работник может рассчитывать на компенсацию неиспользованного отпуска за все отработанное время без каких-либо ограничений?

Из решения Конституционного суда следует, что любой работник, увольняющийся из компании, может рассчитывать на компенсацию за все отработанное время.

Оба исхода дела, мягко говоря, не очень соответствуют принципам российского правосудия.

Подход, согласно которому работник до момента увольнения сохраняет право на все отпуска, не предоставленные ему своевременно, также распространен в судебной практике. Придерживающиеся его суды отмечают, что существование нормативно закрепленного срока для фактического предоставления отпуска не означает, что с момента его нарушения работодателем должен исчисляться трехмесячный срок для обращения в суд с иском о взыскании денежной компенсации за этот отпуск. Суды подчеркивают, что с учетом ст. 127, ст. 140 и ст.
392 ТК РФ срок исковой давности по требованиям о компенсации за все неиспользованные дни отпуска составляет три месяца со дня увольнения (определение Хабаровского краевого суда от 1 июля 2015 г. № 33-4129/2015, определение Свердловского областного суда от 22 мая 2015 г.

Сотрудник при увольнении может рассчитывать на компенсацию за неиспользованный отпуск. Если их несколько, выплаты поступают за все отпуска. Однако иногда возникают противоречивые ситуации, требующие разъяснений.

Особенности судебного спора

Сотрудник увольнялся в 2015 году.

Ему полагалась компенсация за отпуска с 97-го по 12-й годы. То есть, за 5 лет. Однако работодатель отказался выплачивать средства сославшись на срок давности.

Суды первых инстанций поддержали работодателя. Они сослались на п.1 статьи 9 Конвенции №132 «Об отпусках».

В ней указано, что непрерывная часть отпуска должна быть использована не позднее 12 месяцев, а остаток – не позднее 18 месяцев. Кроме того, суды сослались на статью 392 ТК. Согласно ее положениям, срок обращения в суд по взысканию компенсации составляет 21 месяц.

Решение Конституционного суда

КС занял другую позицию.

Затем последовали многочисленные консультации и интервью, в которых не только независимые эксперты, но и чиновники высказали мысль о том, что оснований для такого вывода не имеется.

Так, на сайте созданного Рострудом электронного сервиса «Онлайнинспекция.РФ» в разделе «Популярные вопросы» размещен ответ следующего содержания: «Даже если по каким-то причинам отпуск не был предоставлен работнику в течение нескольких лет, никакого «сгорания» отпусков не происходит. Работодатель должен предоставить работнику все неиспользованные отпуска». Заместитель руководителя Роструда Иван Шкловец в ходе Всероссийского онлайн-семинара, проведенного компанией «Гарант» в августе 2015 года, также с уверенностью заявил, что неиспользованные отпуска не «сгорают».

ТК РФ (определение Ульяновского областного суда от 28 мая 2013 г. № 33-1783/2013, определение Московского городского суда от 22 ноября 2012 г. № 11-8853/12).

Почему суды стали менять свою позицию и, главное, почему одно единственное общее положение Конвенции воспринимается ими как альтернатива целому ряду специальных правил трудового законодательства, непонятно. Основанным на неверном толковании норм права следует считать как раз подход, при котором срок исковой давности по требованию о компенсации за неиспользованный отпуск выводится из положений Конвенции и никак не коррелирует с днем увольнения.

Прежде всего, следует определиться со статусом Конвенции в целом. С точки зрения права Конвенция является международным договором РФ.

Выплата заработной платы при увольнении

Невыплата заработной платы при увольнении для работодателя наказуема. ст. 236 ТК РФ устанавливает обязанность организации, в случае несвоевременного расчёта, заплатить работнику компенсацию, которая равна 1/300 действующей ставки рефинансирования Центробанка РФ (на данный момент она составляет 8,25%) за каждый день просрочки. зарплату за фактически отработанные дни; 13 зарплату (если прописано в коллективном договоре или в положении о премировании)

Срок исковой давности при взыскании компенсации за просрочку выплаты уволенному работнику начинает истекать со дня полного погашения этой задолженности

К такому выводу (Определение от 26 августа 2011 г. по делу N 16-B11-18) ВС РФ пришел, рассмотрев надзорную жалобу гражданина Леонова . Истец был уволен работодателем в связи с сокращением штата сотрудников.

Конституционный Суд РФ разъяснил особенности получения работником компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

В рамках правового регулирования, действовавшего до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 года N 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда», — с учетом того, что часть первая статьи 127 Трудового кодекса РФ предусматривает выплату денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, т.е. независимо от общего количества составляющих их дней и времени, прошедшего с момента окончания того года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, и что статья 395 данного кодекса не содержит каких-либо ограничений в отношении периода, за который уволенный работник может предъявить к работодателю требования о выплате денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, а орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, признать их обоснованными, — соответствующие требования, предъявленные в суд в течение трех месяцев со дня увольнения, удовлетворялись в полном объеме.

После ратификации Россией Конвенции Международной организации труда N 132 «Об оплачиваемых отпусках» правоприменительная практика, в том числе практика судов общей юрисдикции, утратила единообразие в связи с различным пониманием пункта 1 ее статьи 9, в силу которого непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая по меньшей мере две непрерывные рабочие недели, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска — не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Отдельные суды, разрешая соответствующие споры на основании части первой статьи 392 Трудового кодекса РФ во взаимосвязи с названной международно-правовой нормой, исходят из того, что для защиты права на денежную компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение особого срока, составляющего 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск, из которых 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный пунктом 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132, и три месяца — срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленный частью первой статьи 392 Трудового кодекса РФ. Соответственно, требования, предъявленные в суд хотя и в пределах установленного законом для данной категории споров срока, но по истечении 21 месяца с момента окончания того года, за который неиспользованный отпуск (его часть) должен был быть предоставлен, оставлялись судами без удовлетворения.

Прямо противоположные решения принимаются судами, которые толкуют положения статьи 9 Конвенции МОТ N 132 как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и никоим образом не ограничивающие определенный частью первой статьи 127 Трудового кодекса РФ объем права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск.

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», исходя из установленного Конституцией РФ приоритета норм международного договора Российской Федерации по сравнению с нормами закона, международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами при рассмотрении гражданских дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем законом Российской Федерации, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения.

Соответственно, предполагается, что международный договор Российской Федерации, вопрос о применимости которого разрешается судом при рассмотрении конкретного дела, регулирует те же отношения, что и подлежащий применению закон, принятый в Российской Федерации, не умаляя и не ограничивая при этом объем предусмотренных национальным законодательством прав и возможности их практической реализации. Между тем пункт 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику во всяком случае должна быть предоставлена оставшаяся часть не использованного своевременно отпуска, будучи по своему характеру гарантийной нормой, предназначен для обеспечения права на отпуск определенной национальным законодательством продолжительности путем его использования лишь теми работниками, которые продолжают трудиться, и по своему буквальному смыслу не рассчитан на применение к увольняющимся или уже уволенным работникам, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права таких работников на соответствующую часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации взамен неиспользованных дней отпуска.

Следовательно, приведенные положения статьи 9 Конвенции МОТ N 132 ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными ее статьями не затрагивают право работника на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о ее взыскании, в том числе в случаях, когда положенные работнику отпуска или их часть не были предоставлены в пределах срока их использования, установленного данной Конвенцией или национальным законодательством. Такой вывод в полной мере корреспондирует статье 11 данной Конвенции, не устанавливающей каких-либо ограничений права работника на получение компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении.

Таким образом, истолкование отдельными судами пункта 1 статьи 9 Конвенции МОТ N 132 вопреки смыслу, который изначально был вложен в данную норму, а также ее применение во взаимосвязи с частью первой статьи 392 Трудового кодекса РФ при рассмотрении индивидуальных трудовых споров о взыскании денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении повлекли за собой не согласующееся с конституционными предписаниями установление пределов реализации работником права на ее получение и тем самым недопустимое ограничение не только права на отдых, но и права на судебную защиту.

Что касается положений части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса РФ, то они ни сами по себе, ни во взаимосвязи с иными нормами Трудового кодекса РФ не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и в случае ее невыплаты работодателем непосредственно при увольнении не лишают работника права на взыскание соответствующих денежных сумм в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной не использованный (полностью либо частично) отпуск, при условии его обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

С учетом изложенного Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ часть первую статьи 127 и часть первую статьи 392 Трудового кодекса РФ, поскольку содержащиеся в них положения не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и, если данная компенсация не была выплачена работодателем непосредственно при увольнении, не лишают работника права на ее взыскание в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной не использованный (полностью либо частично) отпуск, при условии обращения в суд с соответствующими требованиями в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Ссылка на основную публикацию